Константин Сонин: "Две причины путинской стабильности"

"Под Новый год есть время написать про то, про что не было конкретного повода написать в течение года. Про российскую политику и ее перспективы в новом, 2018 году", - пишет экономист на своей странице в Facebook.

"У меня перспектива какая-то мутная: я одновременно вижу, почему власть президента Путина стабильна в обозримой перспективе и, вместе с тем, "движение Навального" мне представляется очень серьезным, в историческом плане. Так что я решил разбить запись на две. Первая – про структурные причины путинской стабильности. Вторая – про перспективы Навального.

Причины путинской стабильности – две и они "структурные". То есть это не то, что меняется по решению, прямо или косвенно, "первого лица". Среди тех вещей, которые можно поменять есть тоже факторы стабильности. И "макроэкономическая стабильность" (низкий долг, низкая инфляция, контролируемая бюджетная политика) – фактор политической стабильности. И "потенциал краткосрочных реформ" (отмена контрсанкций, смена премьер-министра и т.п.) – фактор стабильности. Но это факторы обманчивые - кажется, многое можно сделать, но в конце оказывается, что то, что можно было сделать, сделано не было. Скажем, и Горбачев в 1990-м году мог что-то поменять в макроэкономической политике (например, "отпустить цены" или снять часть внешнеторговых ограничений) или сменить премьер-министра, но он этого так и не сделал. Но Путина защищают структурные вещи, которые не защищали Горбачева.

(1) Рыночная экономика. Про этот фактор стабильности говорится и пишется часто, но это не отменяет его важности. То, что все, в конечном счете, управляется ценами и, значит, экономическая информация как-то передается между субъектами – важнейший фактор стабильности. Дефицит чего-то транслируется в высокие цены, изменяя стимулы и в итоге дефицит как-то компенсируется. Реально чтобы довести до краха, подобного российскому краху 1980-90-х или, скажем, нынешнему венесуэльскому (где уже дети умирают от недоедания – и это при относительно высоких ценах на нефть в стране с одними из крупнейших запасов в мире), нужно сделать что-то венсуэльского типа – ввести регулирование цен на базовые продукты и т.п. До этого далеко.

(2) Высокая, по своему, социальная мобильность. Принципиальным отличием нынешней ситуации от позднесоветской является то, что тогда, в 1980-е, была масса, целые слои и группы людей, полностью устраненных от государственной власти (люди из интеллигентных семей, москвичи, нацмены, если они не являлись представителями нацреспублик и т.п.). Это в дополнение к тому, что никто не мог легально заниматься бизнесом. В дополнение к огромным (пусть и не 100% как в бизнесе) ограничениям в искусстве и науке.

То есть были десятки тысяч (сотни тысяч? миллионы?) людей, которые не могли заниматься тем, чем хотели. Сейчас, очень упрощая, каждый занимается – успешно или неуспешно – тем, чем хочет. Если кто-то хочет делать политическую карьеру или карьеру на госслужбе – пути реально открыты. Это вовсе не значит, что каждый добьется успеха – нет системы, которая гарантировала бы успех в любимом деле каждому (коротко говоря, потому что по каждому виду спорта один чемпион), но запретов на участие сейчас реально бесконечно меньше, чем было в позднем СССР. Люди с минимальными способностями прекрасно делают среднеуспешные карьеры и я не знаю ни одного человека, который был бы в 2000-е ограничен не собственными способностями и удачей, а "сложившейся системой". Этот является, на мой взгляд, важным системным фактором стабильности".


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ