Ольга Смирнова: "Армия мне представлялась чем-то иным"

"У меня назрел вопрос к людям военным и просто служившим в армии. Вот это вот все — истерически орущий и надрывно матерящийся военный, видимо, офицер, видимо, капитан что ли корабля, таранящего украинское судно (а заодно, судя по всему, и свое собственное повредившего) — это нормально вообще для армии? Ну, вот мне служивший муж сказал, что нет, но я не очень поверила, может, он просто подыгрывает?" - задается вопросом пользовательница Facebook из Санкт-Петербурга.

"Ну, вообще для жизни в нашей стране, да, я знаю, что нормально и даже во многом определяюще и характерно. Я прямо узнаю этот голос, эти интонации, этот тон — все. Все прямо в точности. У нас же так разговаривают прямо с малолетства — прямо вот с детьми малыми. С детского сада, со школы, со двора, да где-то и с семьи начиная.

И дело вовсе не в строгости, или даже жестокости, или даже подавлении личности, или иерархии и подобных штуках — ни первого (кстати, зачастую совершенно напрасно), ни даже второго, третьего, а в каком-то строгом смысле и четвертого может и не быть в помине.

Даже лагерной какой-то блатной этики, о которой часто пишут, тут нет и в помине — во всяком случае, в том писаном варианте со строгой иерархией, авторитетами, правилами и законами жизни.

Это тон развалившегося лагерного вертухая, вполне возможно даже и доброжелательного к зекам, плавно переходящий в истерику бьющегося в падучей мелкого гопника, которому даже и ничего особо и не нужно от того несчастного, попавшего ему под ноги случайного прохожего, просто душа рвется и жаждет крови. Типа пошли вразнос, понеслась душа в рай и т.д.

Что-то подобное, кстати, точно и талантливо отражено в песнях того Хаски (ему отменили его 12 суток, так что считаю возможным теперь что-то про них сказать). Это мироощущение мальчика, которого бросил папа, за это он будет топтать, валить, стрелять, убивать, забивать в глотку свою родную патриотическую кашу и всяко по-другому, но аналогично взаимодействовать с другими мальчиками, не переставая истерить, биться в падучей и всяко ломаться и корячиться под воздействием как алкоголя, так и других психоактивных веществ, что, согласитесь, вполне если не логично, то психологически достоверно и даже целая философия.

Ну вот. Все это для меня не новость, я хочу сказать.

Но армия мне представлялась чем-то иным именно из-за своей функциональной нагрузки. Ну, допустим, сборищем хладнокровных убийц. Или вышколенных исполнителей преступных приказов. Или фанатичных воинов империи и душителей свободы. Или в конце концов забитых и задроченных до предела оловянных солдатиков рейха.

А вот оно как. Что в каком-то смысле даже внушает некоторую надежду что ли. См. судьбу СССР и т.п. Ну или даже не знаю".


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ