Сергей Шаров-Делоне: "О вопросительном оружии массового поражения"


Global Look Press

"Так уж сложилось - заключение моего старшего двоюродного брата Вадима Делоне по делу о демонстрации на Красной площади против ввода войск в Чехословакию 25 августа 1968 г. - что спецвыпуск журнала "Америка", посвященный судебной системе в США, оказался мне, 14-летнему еще совсем мальчишке, не просто интересен, а потряс меня и навсегда перевернул сознание", - пишет правозащитник на своей странице в Facebook в связи с процессом по делу об убийстве Бориса Немцова.

"В нем в качестве примера разбирался какой-то рядовой уголовный процесс об убийстве. И вот в конце судья задавала присяжным вопросы. Первый (как сейчас помню!) звучал так: "Считаете ли вы доказанным, что мистер Смит убил мистера Брауна?" А второй - "Если ответ на первый вопрос утвердительный, считаете ли вы мистера Смита виновным?"

И ответы присяжных были таковы: на первый вопрос - "Да!", а на второй - "Нет!" Это сперва не укладывалось в голове! Как же так? Мистер Смит умышленно убил мистера Брауна - и невиновен?! Разве это не один и тот же вопрос? Я помню, как чуть ли не неделю "крутил" эти вопросы в голове, пока не разобрался: это абсолютно разные вопросы, и ответ на первый не предопределяет ответ а второй. (Надеюсь, моё тугодумие извиняет возраст и вообще детство в советской стране).

Много лет спустя, будучи защитником на "Болотном процессе" я все время вспоминал то потрясение, сдерживая себя в ходе допроса свидетелей, тщательно Формулируя вопросы так, чтобы каждый из них содержал бы только один вопрос, а не все вместе, которые мне были интересны. И помня о том, что ответ на первый не означает, что мне ведомы ответы на последующие. Потому что это азбука допроса - спросите любого по-настоящему хорошего адвоката.

Но это же - и в еще бОльшей степени! - относится к вопросам, которые судья должен ставить перед присяжными: от их формулировки зависит адекватность ответов. Ответов, решающих судьбы людей.

А теперь, после всего этого бессовестно затянувшегося предисловия-объяснения, оцените вопросы, которые задал судья Юрий Житников присяжным по делу об убийстве Бориса Немцова.

Хоть вот этот, второй по очередности: "Если на предыдущий вопрос (о том, доказано ли, что Борис Немцов был убит на Москворецком мосту) дан утвердительный ответ, то доказано ли, что указанные в нем действия совместно и согласованно с Губашевым А., Губашевым Ш., Эскерхановым, Бахаевым и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, совершил Дадаев, который примерно в конце сентября 2014 года согласился на предложение лица, находящегося в розыске, и иных лиц за обещанное денежное вознаграждение в сумме не менее 15 млн рублей лишить жизни Немцова, для чего вступил в группу из соучастников, объединенных между собой по признаку длительного знакомства и имеющих родственные связи <...>".

Вот так сразу - все вместе, согласовано, за 15 млн руб. и т.д.! То есть все-все-все! Одним махом! Предопределяя все последующие ответы.

Вот так - именно так! - суд превращается в издевательскую пародию на правосудие. Вот так - именно так! - из присяжных делают ряженых клоунов. Вот так - именно так, а не демонстрациями и митингами оппозиции! - уничтожается государство как таковое.

Даже не решением суда. А просто формулировкой вопросов, исключающей саму возможность правосудия. И если потом историки будут выяснять, кто же разрушил государство, то вот кто - судья Московского окружного военного суда Юрий Житников. Не он один, конечно, но и он не в последнюю очередь".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ