Игорь Клямкин: "Россия нашей мечты"

"Михаил Ходорковский рассказал, какой видится ему "Россия нашей мечты". Из рассказа видно, как трудно российской несистемной оппозиции сочленять риторику, позволяющую претендовать на власть, с описанием желаемого устройства этой власти", - пишет вице-президент фонда "Либеральная миссия" на своей странице в Facebook.

"Претензия на власть требует отмежевания от либерализма и либералов, но желаемое устройство приходится описывать, используя весь набор терминов из либерального лексикона. Что Михаил Борисович и делает. Претензия на власть требует, далее, не злоупотреблять словом "демократия", в широких электоральных массах ассоциируемой с рыхлостью власти и сочувственного отклика не находящей. Но желаемое устройство, учитывая, в том числе, и ориентацию на поддержку Запада и сотрудничество с ним, приходится описывать, как альтернативное авторитаризму и демократическо-правовое.

Эти две установки совмещаются у Ходорковского в идее "сильного правительства", формируемого парламентским большинством. Что уже вызвало безответные вопросы. Типа того, каким образом в "России нашей мечты" будет гарантирована сила правительства, если природа парламентского правления его не гарантирует?

Можно предположить, что в усилении правительства предусматривается и какая-то роль президента, но об этом ничего не говорится, как не говорится и о том, предусматривает ли мечта воспроизведение президентства, как такового.

Можно предположить также, что тут расчет на какие-то влиятельные общественные силы, которые заинтересованы именно в сильном правительстве, постоянно свою силу воспроизводящем. В рассказе Михаила Борисовича названы две такие силы – крупный бизнес, переведенный из сращенного с властью олигархическо-коррупционного существования в существование конкурентное, и мегаполисы. Но это, в свою очередь, переводит вопрошания из области мечты в область реальности, а именно – так ли уж озабочен крупный бизнес освобождением от властной опеки, монополизма и коррупционных практик, а мегаполисы... а мегаполисы, кроме непомерно разбухшей Москвы, как признает сам Ходорковский, еще слабы, их еще развить надо, подтянуть до субъектности.

Однако тут ведь очередной вопрос выползает о том, кому предстоит подтягивать. И в данном случае представление Михаила Борисовича о реальности таково, что, кроме центрального правительства, делать это некому, а потому демократия не должна быть абсолютной, т.е. должна стать привилегией центра, на регионы не распространяясь. Такой вот федерализм, к утверждению которого политик призывает, без демократии на местах.

Я сейчас не о том, хорошо это или плохо. Я о том, может ли обрести силу демократическое правительство без демократии на местах. Или, что то же самое, благодаря ее отсутствию. И еще о том, что происходит, когда несистемная оппозиция пытается сочетать притязания на власть с одновременным учетом своеобразия российской социальной и культурной среды, мирового контекста и прогнозированием своего поведения в случае обретения этой власти".


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ