Надежда Толоконникова: "Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть, как по ней проплывет труп твоего врага"

"Это шок для меня, и просто взрыв неземного блаженства. Когда каждый день видишь безнаказанное воровство и насилие со стороны власти, исполняешься нездорового цинизма и начинаешь верить, что, вероятно, иначе и не может быть. Верить в свое бессилие и бессмысленность сопротивления", - пишет в Facebook участница группы Pussy Riot в связи с сообщением ФСИН об отстранении начальника женской исправительной колонии номер 14 в Мордовии, где сама Толоконникова отбывала наказание несколько лет назад.

"Отстранение Куприянова и возможное уголовное дело на него за воровство, незаконное обогащение и пытки - это шаг в сторону торжества правосудия, правды и здравого смысла. Оказывается, сопротивляться небесполезно, и акт сопротивления может дать плоды спустя годы. Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть, как по ней проплывет труп твоего врага.

Переоценить токсичное злостное влияние Куприянова на мир невозможно. Он ответственен за душегубскую систему рабского труда, установленную в ИК-14. Рабочий день с 7 утра до часу ночи, пыточные условия работы и жизни, бесконечные оперативные провокации и наказания. Гнилая еда в столовой, 30 мл белой воды, названной "молоком", вонючие копыта и хвосты вместо мяса - все деньги шли в карман начальства, а не на зк. Душ раз в неделю.

Куприянов не просто вор, в первую очередь он самый настоящий садист, и счастье его жизни составляет обмануть, подставить, лишить надежд, уничтожить, настроить заключенных друг против друга так, чтобы каждая секунда их жизни была адом на земле. Ему недостаточно извлечь из тебя профит, надо, чтобы ты был беспомощен, испуган, истощен и деморализован.

Куприк ответственен за режиссуру моего персонального ада - это было наказание за мой слишком длинный язык. Внезапные шмоны, провокации, заказ на мою травлю, наказания тем, кто меня поддерживал (от ШИЗО и пресс-отряда - до лишения УДО).

Куприянов любил вызывать меня к себе в кабинет и, затягиваясь сигаретой, долго распространяться о том, что никто меня не услышит. Что я в его власти. Что никто извне мне не поможет. Что России не нужна демократия, а я запуталась в своем идеализме. Упивался безнаказанностью абсолютного зла. Лгал. Угрожал расправой. Руками старшины моего отряда отправлял меня целыми днями копать ров вокруг церкви и таскать бетонные глыбы. А я тащила глыбу, пела "Дубинушку", и она помогала мне верить в лучшее.

Это то, что мы в зоне называли бумерангом. Простое правило: твое говно неизбежно к тебе вернется".


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ