Екатерина Ларионова: "Жизнь ёгонская"

"Ёгна - центр упраздненного сельского поселения, одно из древнейших поселений Весьегонского района, которое скоро может остаться лишь в его истории. В здании теперь уже упраздненной администрации расположена избирательная комиссия. На картах она не отмечена, но найти ее несложно: в поселке есть небольшой асфальтовый участок, он выведет вас прямо к зданию с флагом. В комиссии шесть человек, полномочия седьмого приостановлены, он находится в подчинении у одного из кандидатов. Два члена комиссии - продавщицы в местном магазине, поэтому в день голосования магазин не работает", - пишет в Facebook наблюдательница на выборах депутатов Думы Весьегонского муниципального округа.

"На 30 квадратных метрах размещаются члены комиссии, наблюдатели, технологическое оборудование и печка. Очень уютно и по-домашнему, места для наблюдателей на диванчике, здесь же одеяло и подушка. В соседней комнате сотрудник полиции, выходил к нам только когда на участке появился подозрительный представитель прессы из Москвы, который фотографировал и улыбался. Из-за неожиданного нашествия москвичей комиссия напрягалась и очень боялась сделать что-то не так.

Попасть в Ёгну и выбраться из нее непросто: автобус раз в неделю, и то приходит не всегда - водитель может уйти в запой, тогда автобус не приедет. Большая часть дороги неасфальтированная, со множеством ям. Связи практически нет, чтобы позвонить надо выйти из здания комиссии и забраться на пригорок. Как говорят члены комиссии, "родиться и умереть здесь невозможно": ближайший роддом в Бежецке, патологоанатом приезжает оттуда же. Хотя умереть, конечно, очень даже возможно: скорая едет от города больше 40 минут, а учитывая состояние дороги, многих просто не довозят до больницы. Каждый год численность избирателей на этом участке сокращается примерно на 10 человек.

Сейчас в списке избирателей 405 человек: жители Ёгны и окрестных деревень, около половины из них прописаны здесь, но давно уехали. Рабочих мест нет, продавщиц перевели на полставки, они получают зарплату ниже прожиточного минимума. Бухгалтеру упраздненной администрации приходится работать уборщицей, весь бюджет теперь в городе, поэтому ее сократили. Колхоз формально еще существует, но на самом деле почти развалился. Школа закрылась, всех детей теперь отвозят на автобусе учиться в Большое Овсянниково, потом развозят обратно: ученикам младших классов приходится находиться в школе почти весь день, потому что у старших уроки заканчиваются поздно. Клуба нет, жители сетуют, что когда приезжает молодежь, им просто некуда пойти, чтобы встретиться.

До глубины души поразило отношение жителей к своему здоровью. Член комиссии с правом совещательного голоса пришла на УИК с опухшей ногой, рассказала, что ходит так уже неделю, "наверно, подвернула". На вопрос другой жительницы сказала, что да, там все почернело, "но вроде не болит". Бабушка-избирательница рассказала, что со здоровьем плохо, "снова язвы на ногах, наверно, гангрена". Врач тут бывает один-два дня в неделю, все обследования только в городе, сейчас врач отсутствует, но вроде бы появился новый и скоро начнет принимать.

Другая проблема - это питьевая вода. Источник воды в Ёгне один, в других деревнях, входящих в границы избирательного участка, ситуация такая же, только некоторые черпают воду из колодца "с живностью", новая скважина стоит дорого, жителям это не по карману, а бюджет теперь в городе, и местные жители особо ни на что не рассчитывают. Не ждут и что, у них будет хотя бы один сотрудник администрации, как все будет после выборов, никто не знает. Вы говорите, участок не оборудован пандусом, да тут село не оборудовано водой и дорогой, жители собирают дождевую воду, чтобы помыться.

Про выборы. Со знанием закона было не очень, но комиссия была честная. Самый бардак, конечно, с надомным голосованием. Избирателей проголосовавших вне помещения 111, в помещении 45. Если посмотреть на территории, входящие в границы избирательного участка, можно ужаснуться: их довольно много, некоторые деревни в 40 км от помещения для голосования - нужно выйти из дома накануне, чтобы прийти на участок проголосовать. Как объяснила председатель, им на обучении в территориальной комиссии сказали писать в качестве причины для голосования вне помещения - удаленность. Немного поспорили об уважительности этой причины, договорились исправить для пожилых избирателей удаленность на болезнь. Для ускорения процедуры голосования вне помещения члены УИК подписывались на заявлениях избирателей не в момент выдачи бюллетеней, а уже вернувшись на участок. Но бюллетени выдавались четко по выписке из реестра, всех избирателей члены комиссии обошли заранее, чтобы принять заявки на голосование вне помещения.

Член комиссии с правом совещательного голоса с больной ногой прочла несколько статей ФЗ-67, и периодически приятно удивляла своими знаниями. Вот только 29 статью она прочла не совсем верно, и выгнала с участка члена комиссии с правом совещательного голоса, которую назначил кандидат от ЕР, на том основании, что та женщина жена кандидата. Почитали статью вместе, посмеялись над содеянным.

Все почему-то жутко боялись вбросов, заходившая на участок кандидат говорила нам, что обязательно будет вброс. Непонятно только, как можно здесь это реализовать. Все друг друга знают, когда избирателя видели из окна, член комиссии тут же открывал в книге страницу с нужной строкой. Если бы пришел чей-то сосед делать вброс, то в деревне был бы большой скандал.

Во время подсчета путались в последовательности процедур, хотели побыстрее. К моменту окончания голосования неиспользованные были уже подсчитаны, в 20-00 нам огласили их число. Потом, конечно, пересчитали, благо бюллетеней совсем немного. Но в момент пересчета секретарь схватилась за подсчет по книгам... Более того, к 20-00 комиссия старалась подготовить все документы по списку для сдачи в вышестоящую комиссию. В списке обнаружилась ведомость выдачи бюллетеней, которая не велась, но тут же ловко была заполнена. В документах был небольшой хаос.

При этом на замечания комиссия иногда говорила нам "ну и чо?", на что только и приходилось их просить в следующий раз так не делать. Да я и сама иногда думала: "ну и чо, у людей месячная зарплата меньше, чем мы тут за два дня потратили, а мы их терроризируем, при том, что злого умысла в их действиях нет".

Старались помогать, но они, видимо, боялись, что мы тут что-то опасное советуем, и каждый раз пугались. Когда им предложили нашу таблицу для подсчета, распечатанную на А3, вместо их таблицы из двух фрагментов А4, они испугались ее использовать. Но когда сами наляпали ошибок в своей двухлистной таблице, тут-то шансов отказаться от наших таблиц у них не было. С нашей помощью оформили протокол и копии.

Победил на нашем участке с большим отрывом кандидат, работающий врачом. Он работал раньше в поселении, но теперь в Устюжне. Видимо, своими голосами жители выразили желание вернуть врача в село".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ