Григорий Юдин: "Границы политики сами являются политическим вопросом"

новыми правилами игры для студентов и сотрудников Высшей Школы Экономики есть фундаментальная проблема. Их авторы искренне стремятся оградить себя от "политики", но при этом не понимают одной принципиальной вещи: границы политики сами являются политическим вопросом. Поэтому предлагаемые правила не только не позволят вывести университет из политики; они контрпродуктивны и приведут к обратным последствиям", - пишет социолог на своей странице в Facebook.

"1. Администрацию университета можно понять: нас ожидают политически острые времена. Разрыв правящей элиты как с молодежью, так и с образованным классом будет нарастать. Обе стороны важны для университета, и можно понять, что администрация стремится избежать того, чтобы в этих условиях кто-то присваивал себе право в одиночку представлять интересы университета. Университет – это арена, на которой сосуществуют разные интересы.

Однако принципиально важно зафиксировать, что наиболее грубое и очевидное нарушение принципа "говори за себя" было совершено прошлым летом Валерией Касамарой, которая многократно в выступлениях сотрудников администрации университета представлялась как "кандидат от университета" в депутаты Мосгордумы. Это было грубой ошибкой, и множество людей сразу же указывало на то, что это ошибка – что это неизбежно втянет университет в агрессивный политический конфликт с непредсказуемыми последствиями. По простой причине: потому что университет не уполномочивал Касамару выдвигаться в депутаты, и совершенно точно сотрудники университета станут против этого протестовать. В результате актуальное политическое противостояние окажется смешано с вопросами внутриуниверситетской жизни, и разделить одно и другое больше не удастся. Именно это и произошло.

Теперь у меня есть совершенно конкретный вопрос: готова ли администрация признать, что ее действия в ситуации выдвижения Касамары противоречат принципу "говори за себя"? И, соответственно, что в дальнейшем такие действия будут невозможны? Если нет, то это очевидно вновь приведет к проникновению политики внутрь университета. И это гораздо более важно, чем правило подписывать письма не "мы, сотрудники университета", а "мы, нижеподписавшиеся сотрудники университета". Мне, если что, это правило кажется безобидным.

2. Также администрацию можно понять в том, что она хочет оградить университет от конфликтов, возникающих вокруг высказываний сотрудников. Рефлекторно хочется на всякий случай обязать всех исключать аффилиацию с университетом в таких случаях. Но что значит "в таких случаях"? Кто будет определять, какое высказывание является конфликтным, а какое – нет?

Администрация предлагает "воздерживаться от использования наименования университета или указания аффилиации с ним иным образом", когда затрагиваются "вопросы, вызывающие существенные разногласия в обществе, и/или выходят за рамки объективного изложения результатов профессиональной деятельности". Обе формулировки демонстративно расплывчаты – невозможно заранее сказать, что такое "иным образом" и какие вопросы вызывают "существенные разногласия".

Администрация часто говорит о том, что у университета есть некие "недоброжелатели", очень могущественные и организованные. Если это так, то что помешает этим недоброжелателям устроить локальный, но хорошо разыгранный скандал вокруг любого, самого нейтрального высказывания какого-нибудь сотрудника, чтобы оно немедленно стало "вызывающим существенные разногласия"? Или размножить картинки с этим сотрудником и подписью "ВШЭ", чтобы аффилиация немедленно стала указана "иным образом"? Эти формулировки просто приглашают к таким действиям, и если бы я чего-нибудь "недоброжелал" Высшей Школе Экономики, то обязательно именно так и поступил бы.

Эти формулировки опять неминуемо вводят политику внутрь университета и приведут к разворачиванию политических конфликтов во внутриуниверситетском пространстве. Потому что часть сотрудников наверняка не согласится с квалификацией высказываний как "вызывающих разногласия", а аффилиации как указанной "иным образом", это тут же станет политическим вопросом, реальный политический конфликт снова неизбежно начнет разрывать университет на части и ВШЭ не будет сходить со страниц хроники политических медиа.

3. Точно так же обстоит дело с предложением "в публичных выступлениях и публикациях в качестве работников университета не выходить за рамки экспертной или аналитической позиции". Проблема в том, что у администрации нет никакого содержательного определения границ "экспертной или аналитической позиции". Она просто хочет, чтобы ее не напрягали. Но если у администрации нет определения, то определения будет давать внешняя среда, совершенно необязательно дружественная по отношению к университету. И поэтому напрягать администрацию будут постоянно.

То, что сегодня находится внутри рамок аналитической позиции, завтра находится далеко за рамками – этому учит нас вся политическая история. Это вообще-то нормальный элемент обычной политической борьбы – если только вы не пребываете в наивной уверенности, что границы "аналитической позиции" прибиты гвоздями к объективной реальности. Потому что если вы не готовы защищать свое представление о границах "аналитической позиции", то их будут определять за вас. С помощью этого положения администрация отказывается от автономии университета в решении своих внутренних проблем и дает в руки своим оппонентам инструмент, с помощью которого университет будут громить.

Волнующая администрацию университета проблема на самом деле решается совсем несложно. Если какой-нибудь профессор сказал что-нибудь скандальное, то находятся два профессора, которые будут с ним не согласны, и между ними организуется дискуссия. В этом случае университет фиксирует свою политическую нейтральность, а политические конфликты изолируются от внутренней жизни университета. Однако для этого нужно выйти из позы страуса - если все время говорить про границы политики, то политики станет не меньше, а больше.

И последнее. Любые меры разумного самоограничения могут сработать только в том случае, если они основываются на договоренностях. Но для того, чтобы договоренности были возможны, придется прекратить спускать правила игры в приказном порядке и начать договариваться. Иначе эти правила никому не будут понятны и просто не будут соблюдаться, а значит, университет не будет вылезать из политических скандалов. Это происходит на протяжении девяти последних месяцев, и если не поменять подход, то будет происходить и дальше".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ