Кирилл Тремасов: "На пути к рецессии"

"Августовская статистика является, пожалуй, наиболее слабым месячным отчетом Росстата в этом году. Судя по опубликованным в среду цифрам, рост ВВП составил не более 1% гг.", - пишет в Facebook экономист и бывший руководитель департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Кирилл Тремасов.

"Наиболее интересные моменты:

1. Обвал в сельском хозяйстве: -10.8% гг. Отчасти это связано со сдвигом в уборке урожая (здесь плавающая сезонность, и это нормально). Однако имеет место и падение урожайности. Уже нет сомнений, что урожай в этом году будет хуже прошлогоднего. Насколько хуже, можно будет сказать через месяц. Плохой урожай – это рост инфляционных рисков. Я не исключаю, что резкое и неожиданное повышение прогноза инфляции со стороны ЦБ, могло быть связано именно с этим фактором.

2. Возобновившееся снижение реальных располагаемых денежных доходов населения: -0.9% гг. А вот здесь ничего удивительного. Падение реальных доходов связано не только с ускорением инфляции, но и с замедлением роста доходов в номинальном выражении: примерно 2.8% гг по сравнению с 5.3% гг в июле (по итогам 8 месяцев номинальные денежные доходы выросли на 4.5% гг). Тренд к ускорению инфляции усиливается, поэтому падение реальных доходов в ближайшие полгода, скорее всего, ускорится. Особенно печальной картина с реальными доходами может быть в 1-м квартале 2019 года, когда ожидается инфляционный всплеск из-за НДС.

3. Относительно стабильная ситуация в рознице (2.8% гг vs 2.7% гг в июле) – это во многом следствие продолжающегося кредитного бума. Никак иначе, как кредитный пузырь, это уже не назовешь. Кредит населению за последний год вырос на 20.7%, в то время как денежные доходы населения в августе лишь на 2.8% превышали прошлогодний уровень. Долг домохозяйств по отношению к их доходам в августе, скорее всего, превысил исторические максимумы. Такая закредитованность населения будет иметь долгосрочные последствия для внутреннего спроса – увеличивающиеся расходы на обслуживания долга будут съедать все бОльшую часть денежных средств граждан, сокращая ресурсы для потребления. Понятно, что особенно опасен в этих условиях резкий рост процентных ставок.

4. В строительном секторе никаких перемен. Сохраняется слабая отрицательная динамика. А вот в секторе жилищного строительства ситуация более интересная – мне кажется, никто не ожидал столь впечатляющий обвал, который начался у нас в мае и пока только усиливается. На самом деле, очень правильная модель поведения строителей – ипотечный бум с ростом ставок, очевидно, пойдет на убыль, а других факторов, способных поддержать спрос на жильё, пока не предвидится.

5. Данные по промышленности были опубликованы еще в понедельник. Здесь мы видим разнонаправленные тренды – после разморозки добычи в рамках ОПЕК+ динамика добывающего сектора пошла в гору, в то время как в обрабатывающих отраслях все более явно прорисовывается тренд к замедлению. Говорить о спаде здесь, наверное, еще рано, хотя индексы PMI достаточно четко рисуют картину, как минимум, стагнации.

6. На фоне дружного ухудшения большинства макроиндикаторов безработица достигла нового исторического минимума. На первый взгляд, это выглядит как парадокс, особенно учитывая, что россияне воспринимают проблему безработицы как крайне острую, ставя ее в опросах на третье место после инфляции и продолжающегося обнищания. На самом деле ничего удивительного здесь нет. Достаточно убедительное объяснение этого феномена привел на своей странице в Фейсбуке один из лучших отечественных Экономистов, Константин Сонин. Если коротко, причина – это огромное количество низкооплачиваемой работы (где там обещания правительства о 25 млн высокопроизводительных рабочих мест? к 2018 г обещали...).

Константин утверждает, что это явление устойчивое и институциализированное на протяжении последних десятилетий, по сути, это является формой социальной защиты - пособием по безработице. Интересная статья, рекомендую! Там же есть ссылки на серьезные академические исследования по этой теме, а также мои скромные комментарии (мне кажется, что никакой осознанной политики по институализации такой формы социальной защиты нет; есть совершенно осознанная политика монополизации и огосударствления экономики, а состояние рынка труда – это лишь отражение этой политики).

7. Анализируя индикаторы рынка труда, я всегда обращаю внимание на динамику спроса на рабочую силу. На мой взгляд, очень хороший индикатор – замедление его темпов роста с дальнейшим переходом в отрицательную область на протяжении последних 20 лет чётко предвещало рецессию в экономике. Сейчас темпы роста пока еще положительны, но кардинально замедлились – с почти что 20% гг осенью прошлого года до примерно 5% гг в последние месяцы.

8. Ну и в заключении, САМАЯ ДРАМАТИЧНАЯ СТАТИСТИКА, на которую не так часто обращают внимание – ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ. Причины падения рождаемости (в этом году спад резко усилился) могут иметь не экономическое происхождение, но рост смертности (чего у нас уже давно не было) в мирное время обычно бывает связан именно с экономикой и соответствующим изменением качества и доступности медицинских услуг. Одним из аргументов повышения пенсионного возраста называется уже произошедший и ожидаемый в дальнейшем рост продолжительности жизни россиян. Не очень понятно, как продолжительность жизни может увеличиваться, если у нас начала расти смертность...

Я назвал эту статью "На пути к рецессии". Да, я считаю сценарий рецессии в 1-м полугодии 2019 года достаточно вероятным. Хотя, конечно, рассматривать его в качестве базового еще рано".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ