Михаил Виноградов: "Референдумы не стали актом политического действия на постсоветском пространстве"

"Старожилы решили поприпоминать мертворожденный референдум марта 1991 года о сохранении СССР. И вообще надо сказать, что восприятие референдума как "высшей формы демократии" отчего-то свойственно как сторонникам, так и многим противникам действующей власти", - пишет президент фонда "Петербургская политика" на своей странице в Facebook.

"В реальности история референдумов на постсоветском пространстве вряд ли может быть названа историей успеха. Если упрощать, их можно разделить на две категории:

А) Референдумы, итоги которых не были реализованы (сохранение СССР в 1991-м, референдум о досрочных выборах президента и парламента весной 1993-го, референдум о присоединении Приднестровья к России в сентябре 2006-го, референдум в Гагаузии в феврале 2014-го).

Б) Референдумы, являвшиеся элементом политических технологий и оформлявшие уже принятые решения (продления президентских полномочий или изменение конституций в Азербайджане, Армении, Беларуси, Казахстане, Украине, да и вне зависимости от отношения к происшедшему крымский референдум).

Единственным исключением, оказавшимся поворотным в истории, можно назвать референдум о независимости Украины в декабре 1991 года. Но поскольку за независимость в том числе проголосовали тогда Крым и Севастополь, о нем сейчас упоминать не очень принято.

Не то чтобы референдумы были плохим форматом. Но просто актом политического действия они на постсоветском пространстве не стали и вряд ли в обозримой перспективе станут".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ