Константин Добрынин: "Что значит быть вне правового поля?"
Константин Добрынин
© РИА Новости / Владимир Трефилов

"Наталья Владимировна, до заочного знакомства с вами, вашими сторонниками и поклонниками, вашими методами "правовой борьбы" я всего лишь два раза в жизни ходил с охраной. И оба раза мне это очень не нравилось и раздражало. Поэтому теперь меня раздражаете вы", - пишет в Facebook адвокат, пострадавший от действий православных активистов, обращаясь к депутату Госдумы Наталье Поклонской.

"Первый раз мне было 25, я был молод и в 2002 году участвовал в защите Котласского ЦБК, Братского ЦБК и Усть-Илимского ЦБК, атакованного мегарейдером того времени. Мы отбились тогда, но с охраной я проходил три года.

Второй раз я был чуть постарше, и в 2006 году мне потребовалась охрана, когда мой родной Санкт-Петербург захлестнула волна уличного рейдерства. Вы, конечно, ничего не знаете об этом, но это тот период, когда активы в городе похищали улицами. Похищали гангстеры типа Кумарина, Шенгелии и Леухина, а мы им противостояли. Кумарин до сих пор сидит.

Потом я забыл об охране на долгих десять лет и надеялся, что навсегда. Пока в моей стране не появились вы.

У меня всего несколько вопросов к вам: несколько дней назад, когда вы публично произнесли, что мы вдвоем с Алексеем Учителем находимся "теперь вне правового поля", вы имели в виду то, что можно кидать в нас "коктейли Молотова" или жечь наши машины? Или все вместе и одновременно? Кто еще находится вне правового поля? Мои дети? Родители? Друзья?

И что это значит, по-вашему, - быть вне правового поля?

Я хочу получить ответы на эти вопросы, чтобы подготовится к дальнейшей борьбе. Всем миром справились с Кумариным - с божьей помощью справимся и с вами".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ