Елена Сироткина: "Вышка перестала быть либеральным университетом"

"Кынева выперли, ну и фиг с ним. Но у нас новая неделя, а значит новая жертва. Крутится барабан, крутится барабан ииии ... сектор "Елена Сироткина на выход" на барабане. WHAAAT? Есть гораздо более достойные жертвы, они же прямо так и напрашиваются, так и манят. А я-то почему? В авторитарных режимах как-то так все и происходит. Сидишь, молча поддерживаешь негодование, очень не соглашаешься внутри. Лайкаешь и репостишь – мол, выразился. А потом с тобой происходит что-то похожее и картина перестает быть плоской", - пишет бывшая сотрудница НИУ ВШЭ на своей странице в Facebook.

"Сначала это шок. Шок перетекает в жгучее чувство стыда. Ну почему с тобой? Ты же все делаешь по правилам? Ты же нормальный честный человек. Такое чувство, как будто бы ты пережил физическое насилие. Ты как бы жертва, но стыдно как бы именно тебе. Стыдно, что теперь ты этот самый "конфликтный" человек, который мог бы тихо уйти и ладно.

Александр Кынев столкнулся с увольнением по политическим причинам и сказал это громко. В общем-то единственный. Так могут только очень принципиальные и решительные люди. И конечно, очень профессиональные, потому что есть ответственность перед коллегами и научным сообществом. Важно вовремя предупредить, отсигналить, что двойная сплошная – это теперь такая шахматная доска. Как ни крути – сложнее не пересечь, чем пересечь. Теперь это тетрис. Какую бы форму принять, чтобы правильно войти в новый политический контекст?

Мне обидно за Александра Кынева. Мне обидно за него, потому что мы – сотрудники Вышки – не то что давно понимаем, что с университетом происходит что-то не очень хорошее, многие из нас с этим сталкиваются напрямую чаще, чем это кажется наблюдателям. Это наша общая буря, кто-то оказался на самом краю, чуть ближе к ней чем остальные, почувствовал ее раньше. Но накроет она всех.

Так вот. Я хочу быть как Александр Кынев. Я считаю важным рассказать свою историю, потому что она касается не только меня. Она, по правде говоря, вообще не про меня. Она про Вышку, про то, что с ней произошло, и тех, кто остается.

Я уволилась из Вышки по политическим причинам вследствие давления со стороны руководства Вышки на меня и мою лабораторию. Давление из-за моего научного проекта по исследованию активистов и, в частности, сторонников (щас будет это слово) Алексея Навального.

Давление на рабочем месте – такая типичная история в нормальных автократиях. Нормальное авторитарное государство знает, что, скорее всего, ты боишься потерять работу, боишься за своих коллег, которые могут потерять работу, боишься за своего начальника, который вынужден держать удар. Но не очень долго у него это выходит, потому что держать удар под натиском авторитарного государства в общем-то невозможно. Нормальная автократия ставит людей в чудовищные условия выбора, заставляет совершать эти стыдные неловкие разговоры "ну вы же понимаете", "ну вы же не хотите проблем". Заставляет делать этический выбор. И ты все понимаешь и проблем не хочешь.

Но у авторитарного давления есть изъян. Это давление всегда имеет человеческое лицо, человеческое лицо – это его уязвимое место. Это всегда определенный человек, который к тебе приходит с интересными предложениями. И важно называть этих людей. В моем случае – это Валерия Касамара. Давление началось неделю назад. Валерия Касамара позвонила мне и потребовала отчет о моем исследовании (wtf?). Валерия Касамара оказывала давление на мою лабораторию. Чтобы обезопасить коллег, я была вынуждена уволиться и продолжить исследование уже как независимый/безработный ученый.

В моем случае авторитарное государство имеет вполне себе конкретное лицо вышкинского администратора – Валерии Касамары. Любопытно, что история с Кыневым разгорелась в этот же день, что и моя. Вот же напряженные были будни у псевдолиберального кандидата Касамары. Выпереть из Вышки двух политологов за неделю, это в обычное-то время задачка со звездочкой. Работа на износ.

Сижу неделю в какой-то прострации. Смотрю страницу Касамары в фб. Пишут, мол, как же Вышка похорошела при Валерии Александровне, давайте ее поддержим добрым словом. Как много успешных людей она воспитала. Сижу и думаю: я вообще нифига не поддерживаю Валерию Александровну. Я теперь так сильно не поддерживаю ее, как только вообще можно не поддерживать ее.

У меня просьба к воспитанникам Валерии Александровны, успешным ученым с западными дипломами. А посмотрите, пожалуйста, в ваши CV? А поищите в тексте ваших статей слова "авторитарный" или "протестный" или "Навальный". А знаете, вы бы никогда не смогли эти статьи написать в Вышке сегодня. В теперешней Вышке. И напишите Валерии Александровне, как важна академическая свобода. Без этой свободы в Вышке через пару лет никого ведь не останется. Я верю, она хороший честный человек. Просто попала в плен, просто это авторитарное помутнение, просто авторитарный режим всех нас заставляет меняться, делать выбор, отказываться от своих прежних убеждений. Может быть, она вспомнит, что когда-то с Марком Урновым ей удалось создать лучший факультет политологии в России. Факультет, о котором я рассказывала друзьям, потому что не могла не рассказывать, как я горжусь, что туда попала.

Вышка перестала быть либеральным университетом. Это window dressing либерального университета с авторитарной начинкой (интересно, без курса Кынева будущие воспитанники факультета – бодрые бюрократы – смогут угадать откуда этот термин?)

А сегодня Вышка увольняет сотрудников по политическим причинам. Об этом принципиально важно говорить. А исследование я закончу. И обещаю посвятить все статьи по итогам Валерии Касамаре и Владимиру Путину (именно в этой последовательности). Потому что благодаря им хочется работать еще усерднее".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ