Александр Морозов: "Политическая эпистемология"

"Видна принципиальная разница двух эпох: до третьего срока Путина, т.е. до "Крыма" любое событие, "произошедшее неожиданно и с неприятностями", т.е., попросту говоря, ЧП, быстро "авторизовалось", т.е. неважно, правильно или нет, но находился "виновный", объявлялся публике", - пишет публицист в Facebook.

"С 2014 года весь механизм стал работать по-другому: "ничего невозможно установить". Кто использовал допинг? Неясно. Откуда утек рутений? Невозможно выяснить. Какова причина запаха сероводорода в Москве? Бьются мониторинговые группы, но установить не могут.

Этот раздел науки можно назвать "политическая эпистемология". Потому что наглядно видно, что есть разные "способы познания", разные "методологии", различающиеся примерно как мышление Фомы Аквинского и Рене Декарта.

Скажем, в "посткрымской" политической эпистемологии "объяснение" падения космической ракеты может быть таким: "ее пуск программировали с космодрома Байконур, а она полетела с космодрома Восточный". Этого объяснения вполне достаточно для поддержания "картины мира". В то же время в старой "политической эпистемологии" такое объяснение никто бы не решился публиковать вообще. Потому что оно попирало бы собой всякое представление о рацио, т.е. о "мышлении как таковом".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ