Дмитрий Гудков: "Молчание - это соучастие в подлости"

"Я не профессор, у меня нет ученой степени, я далек от академической науки. Но все это не мешает мне судить о том, что сейчас происходит вокруг Гасана Гусейнова вообще и в Высшей школе экономики в частности. Раньше я молчал, потому что не видел необходимости лезть в лингвистический спор. Но когда этот спор перешел на уровень разговоров о чистоте крови, а в итоге спустился до требования совершенно чеченских извинений, молчать я больше не хочу", - пишет политик в Facebook, комментируя решение университетской комиссии по этике в отношении Гасана Гусейнова.

"Итак, во-первых, об официальном требовании одних ученых (?) к другому ответить за базар. Собственно, это их требование, оформленное "протоколом N5", является образчиком того самого клоачного языка, о котором и писал Гусейнов в своем посте. Словечко-то хлесткое, не в бровь, а в самую что ни на есть клоаку. Уже не суть, в каком оно контексте было употреблено впервые (а касалось ведь исключительно языка СМИ). Главное, что теперь есть определение для всего того засилья канцелярщины, замешанной на безграмотности и самоуверенности. Хорошее определение.

Во-вторых, о национальной гордости великороссов. Нам не стыдно, когда диктатор правит страной 20 лет. Когда невиновных людей бросают в тюрьмы. Когда Россия ведет захватнические войны, возит самолетами кокаин и убивает за границей направо и налево. Это нормально и даже круто. Но если кто-то осмелится посягнуть на великий и могучий русский язык, по которому у большинства обиженных в школе была дай бог тройка, тогда мы не простим. О нет.

В-третьих, о требующей извинений профессуре. Не знаю и даже не хочу знать, купили они свои диссертации или высосали из пальца сами. Проблема не в том, какие они ученые, а в том, какие люди. Трусливые. Молчащие сами и пытающиеся заставить молчать других. Сегодня агрессивной толпе не нравится "клоачный язык", завтра теория эволюции, а послезавтра Земля, вращающаяся вокруг Солнца. Галилей может извиниться перед Кадыровым: но пострадает от этого не он, а мы.

Если сейчас академическое сообщество вообще и ВШЭ в частности промолчит, проглотит "протокол N5", то как завтра будет смотреть в глаза друг другу? Как писать статьи и ходить на лекции, зная, что торжествующий люмпен в любой момент может потребовать извинений? Это, товарищи ученые, кто забыл, называется "культурная революция", а те, кто ее поддерживает, носят гордое имя хунвейбинов.

Меня очень задела вся эта история: за живое, лично. Когда в августе я был лишен свободы из-за попытки участвовать в выборах, мне тоже поступали предложения извиниться, признать ошибки. Эти, скажем так, советы ничем не отличались от нынешнего поведения сотрудников вуза, где работает Гасан Гусейнов. Это все то же желание замарать того, кому завидуешь. Чтобы доказать: не ты трус, а все такие.

Так вот: не все. В истории не осталось имен инквизиторов, судивших Галилея, а на площади Цветов в Риме стоит памятник Джордано Бруно, а не старушке, подбросившей ему вязанку в костер. И тот из академического сообщества (есть ли оно еще в России?), кто промолчит сейчас, после "протокола N5", станет как раз такой старушкой, потому что молчание – это соучастие в подлости.

Ровно из-за этого молчания сейчас продолжается московское дело. Хунвейбинов и палачей мало, но их крики звучат особенно громко на фоне безмолвствующего народа".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ