Глеб Кузнецов: "Духовные степлеры"


Global Look Press

"Бытование любой религии и порождаемого ею общества неизбежно покоится на универсальных передатчиках социальности - ритуальных пространствах, через которые нужно прогнать как можно большее количество людей. По современному их можно было бы обозначить как "духовные степлеры". Места, где быстро и качественно ставятся те самые скрепы", - пишет политолог в Facebook.

"Российский государственнический культ покоится на двух таких универсальных передатчиках - армия и зона.

Армия - 23 февраля - Великая отечественная война и все такое. Это "светлая часть" культа, сторона славы и гордости. Зона - шансон, романтика, бандитизм, шальные деньги и стыдные удовольствия, которые можно искупить "службой" - это сторона "темная". Несложно заметить, что великие произведения советской культуры неизбежно и всякий раз включают в себя с той или иной полнотой обе этих стороны.

Из армии и с зоны человека "ждут", причем ждут с оттенком фатализма. Вернется - не вернется - это не во власти ни ожидающих, ни самого ожидаемого. Человек поступает в собственность государства и подвергается практикам, связанным с насилием. Восходит от "духа бесплотного" к состоянию "дедушки", когда его можно "выпускать" для воспроизводства в миру своей мужской состоятельности. Как будто мрачный и недобрый Дон Хуан в кирзе и перегаре проводит человека через цепь нравственных перерождений, чтобы выпустить его уже состоявшимся магом, способным сковывать реальность Родины в единое и раз и навсегда неизменное тело.

Образ этого шамана связывает зону и армию - это так называемый "силовик". Люди, которые на право смотрят как воры, но при этом организованы в государственный аппарат насилия, в "ордена" духовно-религиозные, где своих не бросают, блюдут традиции. С них - высокий спрос, они "служат", но им много и позволено.

Т.н. "пытки", таким образом, это важнейшая практика традиционного государства, своеобразное посвящение как для пытаемых, так и для пытающих. И если они - вдруг - становятся неприемлемыми или вызывают достаточно дружный протест, значит, само общество меняется. Практики требуют модернизации, на смену прямых жертвоприношений могут прийти жертвоприношения метафорические. Может статься, что не надо убивать детей, достаточно принести хлеб и вино - такой путь прошли многие религии.

Любопытно, что спор об армии как о пространстве, подлежащим модернизации, кончился нетвердым компромиссом и той самой модернизацией. Теперь ею принято гордиться, а по общему мнению и отзывам, ритуальных издевательств в ней стало действительно меньше. Зона же оставалась бастионом традиции. И вот сейчас - дело Дадина.

Возникшее как бы ниоткуда. Как бы просто потому, что время пришло. Обсуждается-то ведь не то, за что Дадин сидит, а то, что за что бы он ни сидел, традиционные практики зоны по духовному и физическому преображению человека выглядят для значительной части общества негодными.

Хотя, конечно, есть и противоположное мнение. Но сам факт конкуренции этих мнений - это, конечно, огромный шаг на пути модернизации дизайна государственного культа, а так как мы живем фактически в пространстве религиозного поклонения государству как таковому - и в модернизации самого государства".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ