Кирилл Мартынов: "Колониальный мотив"

"У двух главных новостей - расследования Навального о деньгах госбанка ВТБ, которые инвестируются в Наилю Аскер-Заде, и публикации Suddeutsche Zeitung о нравственном перерождении экс-депутата Шлегеля, - есть общий колониальный мотив", - пишет обозреватель и преподаватель НИУ ВШЭ на своей странице в Facebook.

"Банкир Костин, как известно, вычищает из интернета любые упоминания о своем хобби: бюджет судебных и пиар-мероприятий, вероятно, сопоставим с прочими материальными тратами по этой линии. При этом Аскер-Заде открыто сообщает об их связи на специальной табличке в нью-йоркском парке - на эту безделушку она тратит 10 тысяч долларов, сумму, на которую многие российские семьи живут в течение года.

Важны, пожалуй, не специфические вкусы этой пары космополитов, и даже не деревенская стилистика текста ("мы с тобой одной крови, Андрей"), а именно тот факт, что информация, которую пара запрещает разглашать для российских граждан, является предметом ее же публичной гордости в первом мире.

В России Костин платит за то, чтобы никто не знал о том, как он тратит деньги. В США он платит деньги за то, чтобы этому обстоятельству могли умилиться случайные прохожие. Это не удивительно, если учесть, что здесь в России у них вахтовые выезды, а там - целая жизнь. Не уверен, что мир знает примеры подобной колониальной администрации, родина которой даже не конкретная страна-оккупант, а просто любая часть света, где хороший климат, где действуют законы, а в центральном парке можно повесить романтическую табличку.

С Робертом Шлегелем я был знаком лично. Самый молодой депутат Госдумы, два срока, вплоть до 2016 года во фракции "Единой России", поддержка всех новелл той эпохи - закон Димы Яковлева, присоединение Крыма, закон против "гей-пропаганды", первые законы в сфере интернет-цензуры. Теперь у Роберта новый паспорт, другой язык, работа в международной компании, он тоже космополит, он подчеркнуто толерантен, а политику искренне ненавидит - как сказано в его твиттере просто hate this shit.

Роберт оставил после себя shit, испражнившись под дверь России законопроектами, а сам пошел в свободный мир. И прощальной записки с извинениями аборигенам, типа вы уж приберите тут за мной, не оставил.

Когда чуть раньше аналогичный путь прошла моя добрая знакомая Маша Дрокова, я за нее радовался. И за Роберта хотелось радоваться, потому что либералы вообще считают, что человек хозяин своей судьбы, что люди меняются, а в личном общении Шлегель хороший парень. Бегство из мафии дорогого стоит, это тоже надо помнить. Надеюсь, это было как в Breaking Bad: в критической ситуации звонишь в магазин пылесосов, называешь кодовое слово, и через полчаса тебя ждет фургон, который отвезет в толерантность.

Но мешает колониальный контекст: написать и принять законы, по которым ты сам жить не будешь, и семью свою вывезешь".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ