Яков Миркин: "Три года кризиса - что дальше?"


Moscow-Live.ru

"Три года кризиса - и мы получили экономику, увязшую в болоте, зыбком, вязком, и когда она выберется на сухую землю - никому не известно. Она еле бредет, но не уходит, чертыхаясь, на дно, потому что во внешних условиях ее существования - штиль. Курс доллара к мировым валютам застыл, еле качаются цены на нефть, и давно уже не прыгают вверх-вниз мировые цены на металлы. Цены на пшеницу, правда, неумолимо ползут вниз - но не она королева нашего экспорта. Зато цены на газ - в плюсе в 2016 году", - пишет экономист в Facebook.

"Российская машинка исправно качает сырье за границу, кто бы и чем бы ни бряцал, физические объемы экспорта не падают, и, значит, полностью в силе привычная нам модель экономики - "обмен сырья на бусы". Валюта добывается, обменивается на хлеб насущный, а ее часть - исправно вывозится за границу, пусть и в 2-кратно меньших размерах".

"Пока же внутри экономики, под ее нежными покровами, развиваются два собственных кризиса. В промышленном производстве все вокруг нуля, но зато большие затяжные минусы во всем, что вокруг населения: реальные доходы, розница, "социалка", инвестиции в инфраструктуру "для нас".

И еще один кризис, обещающий годы тумана - инвестиционный. В производстве конструкционных материалов, в строительстве, в инвестициях в реальных ценах - падение на длинной дистанции. При норме инвестиций (Инвестиции /ВВП) в 18–20% - такие экономики, как российская, не растут, не живут, а существуют, тихо жалуясь. В Китае норма инвестиций - 45%, а нам, чтобы выйти на 5–7% роста, нужно иметь хотя бы 27–30%.

Из России вымело весь запас портфельных инвестиций, накопленных с начала 2000-х годов, четверть иностранных ссуд, выданных крупным сырьевым компаниям. Накопленные прямые инвестиции - минус 40% в 2015–2016 годах.

Денежные ручейки из-за рубежа продолжают потихоньку испаряться. В инвестициях - пока что болотная, сочная топь, тем более что процент заоблачный, кредит недоступен ("умеренно жесткая кредитно-денежная политика"), рубль опять переоценен, как до кризиса, его курс мешает росту. Кредиты среднему и малому бизнесу в 2014–2016 годах упали на 17%. При двузначной инфляции, в "реальных ценах" - примерно на 35-40%. Как расти регионам, как тянуться вверх средним и малым компаниям в этой жиже?

Где сухие кочки в этом болоте? Сырье - с ним пока более-менее в порядке, крупнотоннажная химия, металлы. Экспортерам помогла девальвация рубля. ВПК, аграрный сектор, фармацевтика. Там искусственно нормализованы условия. Много бюджетных денег, низкий процент (за счет процентных субсидий), кнуты и пряники от государства. ТОРы как резервации. Следствие - кусочный рост или кочки роста, по которым прыгать можно, а вот взобраться на гору нельзя.

Но общий пейзаж - серый. Болотная экономика - по меньшей мере, на 3-4 года, и почему она станет потом другой - никто не знает, хотя всегда найдутся пейзажисты, изображающие ее как восход солнца над сопками у китайской границы, поражающий воображение.

С такой нормой накоплений, с такой "социалкой", с такими убогими финансами - не растут, живут около нуля. Да, живут, даже, бывает, сыто живут, пока кто-нибудь не ударит по этому сумеречному миру кулаком.

Что растрясет болото? Да что угодно. И когда угодно. Глобальные финансы - сейсмическая зона и одновременно оружие массового поражения. Нет ничего более неустойчивого, чем погода на мировых рынках..."

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ