Владимир Гуриев: "Кота сгубили ни за что"

Журналист и маркетолог публикует в Facebook свою версию приключений Александра Петрова и Руслана Боширова в Солсбери, согласно которой их настоящей целью было спасение Сергея Скрипаля от происков врагов России.

"Может, все-таки в собор заглянем? — сказал Петров, сиротливо обернувшись на высокий шпиль. — Второй день сюда ездим, а как и не были.
— Дался тебе этот собор, — ответил Боширов. — Ты что, соборов не видел?
— Таких не видел, — сказал Петров. — Это самый высокий средневековый собор в Европе, гордость готической архитектуры. Ну и потом, мы же никогда здесь больше не будем, кто в этот жопозадерищенск-то поедет по доброй воле.

Это была правда. Ответа у Боширова не было, поэтому он промолчал. Если честно, разговаривать вообще не хотелось. Вся поездка шла наперекосяк. Сначала эти дурацкие фамилии в паспортах, потом вместо нормального отеля какой-то клоповник на окраине, и даже в эту дыру приходится ездить второй день подряд и неизвестно, сколько еще придется кататься. Не говоря уже о том, что само задание было довольно странным.

— Я вот все-таки не понимаю, — сказал вдруг Петров, — Какого хрена мы его спасаем, он же предатель.

Они стояли перед домом Скрипалей, который оказался предательски далеко от гордости готической архитектуры.

— Политика, — сказал Боширов, который и себе не мог объяснить это задание толком. — Ты хоть каналы в телеграме читай.
— Ну ты перескажи своими словами, — сказал настырный Петров. — Я пойму.
— Ну они, типа, хотят его отравить, чтобы свалить потом на нас. Типа, это мы его отравили.
— Зачем?
— Пиндосы, что с них взять. Унизить хотят Российскую Федерацию. Все силы на это, сука, кладут.
— А мы?
— А мы его спасем сейчас, пусть усрутся.

В окне что-то мелькнуло. Убийца?

— Не, — сказал Петров, — Кот.
— Британец, — сказал Боширов.
— Нет, — сказал Петров, у которого зрение было лучше, — дворняга.

Про британца Боширов пошутил, но объяснять было бессмысленно. День был пасмурный и скучный. говорить было не о чем. Петров, слава богу, уткнулся в телефон и вопросов больше не задавал.

— А что такое пилястры? — через десять минут спросил Петров.
— В смысле?
— Ну вот смотри, пишут: светлый известняк контрастирует с тонкими пилястрами. Пилястры это вроде как деньги, но какая-то бессмыслица получается тогда.
— Хрен знает, — пожал плечами Боширов и оторвал взгляд от экрана, чтобы увидеть, как неприметный человек в сером пальто быстро удаляется от дома Скрипалей.
— Вот он, сука, — сказал Боширов. — Пропустили.

Очень осторожно они подошли к входной двери. казалось, что ничего не изменилось, только на ступеньках стоял красивый флакон "Нина Риччи". Боширов не помнил, стоял ли флакон здесь раньше, наверное, нет, какого черта ставить духи на ступеньки.

— Так, — сказал он Петрову, — теперь осторожненько берешь этот флакон и выкидываешь подальше.

Петров потянулся к флакону, но его тут же остановил окрик. — Тряпку возьми, дебил, голыми руками не бери.
— Это же футболка с олимпиады, — сказал Петров, разглядывая тряпку.
— Разжаловали, — ответил Боширов, и по спине у него пробежал холодок. — Была футболка, теперь тряпка. Не разбей.
— И что теперь? — спросил петров, держа в руках флакон так, как будто это бомба.
— Теперь схорони его куда подальше, а я пока на стреме постою.

Через десять минут Петров вернулся, и они отправились на станцию. К собору Боширов отказался пойти из вредности, настроение было чудовищным. Напоследок он оглянулся и еще раз посмотрел на дом Скрипалей. Через маленькую дверку на улицу вышел кот, принюхался к исчезнувшему флакону — и выжил. Предатель был спасен, это самое главное. Ну и с котом хорошо получилось.

— Я вот думаю, стекло в желтый надо было класть или в серый, — сказал Петров в электричке.
— В смысле?
— Ну контейнер. Тут же раздельный сбор мусора и все такое.
— Так, капитан. я правильно понимаю, что вы выбросили наверняка ядовитое вещество в обычный мусорный контейнер?

Петров задумался. на самом деле, он не мог решить, куда что выкидывать, и в результате просто оставил флакон под лавочкой, но, кажется, сейчас был не самый лучший момент, чтобы углубляться в детали.

— Я же майор, — наконец сказал он.

Боширов отвернулся. Не стал Боширов ничего говорить и тогда, когда заметил, что хозяйственный Петров решил сам прибраться в номере и протер стол той же футболкой, что спасла предателя в Солсбери. Задание выполнено, что еще нужно. Еще один день прожит. Иногда просто нужно перетерпеть, а потом все снова будет нормально.

Через несколько недель Петров позвонил ему и радостно сообщил, что про них написали в телеграме. Еще через несколько дней они сидели в серой душной комнате. Напротив них стоял монитор. На мониторе показывали Маргариту Симоньян, которая сидела в другой душной комнате. родине было нужно, чтобы Петров и Боширов делали вид, что журналистка сидит рядом с ними.

- Если подумать, - решил Боширов, - мир в целом это довольно серое и душное место.

— И что же побудило вас поехать в Солсбери? — спросила журналистка с экрана. — Не самый очевидный маршрут для туристов из Лондона.

Боширов бросил взгляд на Петрова, но того, казалось, придавило сообщениями из телеграма.

— Ну почему не самый очевидный, — сказал Боширов, пнув Петрова под столом. — Знаменитый солсберецкий собор, шедевр готической архитектуры.
— Самый высокий шпиль, — оживился капитан Петров, не заметивший подвоха. — Тринадцатый век.
— Самый высокий, — кивнул Боширов.

Внутри у него было пасмурно и скучно, и на какой-то момент ему показалось, что так пасмурно и скучно ему теперь будет очень долго. "Кота жалко", - подумал он. "Сгубили, сука, ни за что".

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ